Индивидуально-частный уровень русофобии

На Западе русофобия неискоренима. Причина этой неискоренимой русофобии заключается между прочим и в том, что западная культура – есть культура всеобщего и тотального лицемерия. Всё это «бремя белого человека», вынуждающее англосаксов ради просвещения язычников столетиями грабить Индию и Китай, отрубать пальцы тысячам индийских ткачей, чтобы снять конкуренцию с машинным производством тканей в Англии или да, – вести эти бесконечные опиумные войны с Китаем…

Это лицемерие усвоено человеком Запада, кажется, уже на генетическом уровне. У нас такой привычки нет. И западный человек это остро чувствует. Глядя на русского, он подсознательно ощущает: «а король-то голый!» Но думает иначе: а русский -то глуп и тёмен! Не культурен. Недоразвит. Недоевропеец, хотя и выглядит, как мы.

Всё дело в том, что тысячу лет назад западная Церковь была поставлена перед выбором: Христос или выгода. Тогда решили совместить. С тех пор совмещают. Кричат «свобода!», подрузамевают – «выгода», говорят «права человека», подразумевают – «рынки сбыта», рассуждают о «бремени белого человека», подразумевают грабеж колоний. И что для нас совершенно непостижимо, – они свято и одновременно верят и в то и в другое. Именно в этом заключается подлинное и по большей части совершенно бессознательное искусство западного лицемерия.

У нас в России никогда ничего подобного не было. Россия всегда и неизменно избирала Христа. (Даже находясь под игом иудо-большевиков.)

Наши западники первые лет 200-300 принимали всё за чистую монету. «Равенство, свобода, братство, просвещение, прогресс!» Массово вступали в масонские ложи. Чтобы содействовать прогрессу и нести просвещение в народ. Постепенно Европа в глазах образованных русских – а образование в те времена было, как и теперь, по-преимуществу западным, – казалось идеалом и сияющим градом, источающим свет, просвещение, свободу, разум, равенство и братство! Но посетив Европу, некоторые из русских, те, кто был достаточно честен и сохранял независимость мышления, сильно разочаровывались в ней.

Андрей Белый был настолько потрясён пустотой и меркантильностью парижан, что назвал европейскую цивилизацию «цивилизацией зубной щётки»! Сергей Прокофьев в своих дневниках удивлялся отсутствию телефона, водопровода и горячей воды в Лондоне; воду на четвёртый этаж в его комнату носила служанка. Курорты Баден Бадена показались ему слишком бедными в сравнении с Пятигорском, а уровень музыкального вкуса и общее состояние музыкальной жизни в Европе привели его к мысли, что сегодня (в начале XX века) развивается только русская музыка и живо только русское искусство!

Особенная история – история Льва Тихомирова. Поступив в Московский университет, Лев Тихомиров сделался революционером. Позднее он писал о 1860-х: «Я был революционер. Революцию все — всё, что я только ни читал, у кого ни учился — выставляли некоторым неизбежным фазисом. Это была у нас, у молодёжи, вера. Мы не имели никакого, ни малейшего подозрения, что революции может не быть. […] Всё, что мы читали и слышали, всё говорило, что мир развивается революциями. Мы в это верили, как в движение Земли вокруг Солнца». Он вступает в террористическую организацию «Народная воля», народовольцы убивают царя Александра II. Лев Тихомиров не принимал участия в заговоре, но знал о готовящемся покушении. Угроза ареста вынудила его иммигрировать в Европу. И вот тут в Европе он увидел, для чего делаются революции, для чего делилась революции в Европе, и что ожидает Россию, если в России произойдёт революция.

12 сентября 1888 года Тихомиров пишет письмо царю с просьбой разрешить ему вернутся в Россию, изъявляя готовность принять любое, назначенное ему наказание. 10 декабря Александр III даёт ответ. «Государь Император меня амнистировал. С отдачей под гласный надзор на пять лет. Ура! Теперь начинаю новую жизнь. Нужно лишь стараться, чтобы эта новая жизнь загладила все глупости и грехи прошлого».

Он становится монархистом, первым теоретиком монархической государственности. Пишет свои знаменитые работы: «Монархическая государственность» и «Религиозно-философские основы истории».

Каждый русский, российский западник – по определению русофоб. Некоторые из них утверждают, подобно последователям Белинского (письмо Достоевского Майкову), что любят Россию. Но они не понимают, что говорят. Они, возможно любят природу России, её богатства – безусловно, своё детство в России, свои мечты и «парения духа» о том, как Россия вдруг сделается Европой. Но они, как правило, презирают русских, русский народ, им невыносим русских дух, православие – всё то, что делает Россию Россий. (Однажды в 90-ые я встречался с двумя братьями евреями, только что иммигрировавшими в Америку. Встречаемся, спрашиваю: ну как Вам Америка? Отвечают: Америка – потрясающе!.. Только вот американцы очень тупые…)

Современные западники конечно совсем не столь романтичны, как их дореволюционные собратья. Но запредельно циничны. Надо быть очень неумным человеком, чтобы до сих пор верить в демократию и рынок, в права, равенство и бремя белого человека. Многие верят в прогресс. Это впитано с первых классов советской или современной российской школы – самой изощрённой, системной и тотальной школы русофобии. Чтобы преодолеть в себе русофобию, русский должен прежде всего преодолеть в себе инерцию совка. Современный русский, российский западник – это самый настоящий совок, думающий и живущий по инерции, заданной системой советского воспитания и образования. Плюс современная западная система тотального манипулирования сознанием через интернет, социальные сети, мессенджеры, СМИ, искусство, культуру, образование и науку. У нас ничего своего нет.

Наши западники пытаются лицемерить. Как на Западе. Но их подражательное лицемерие слишком лицемерно. Недостоверно. Слишком цинично. И на Западе это чувствуют – чужие. Их используют, но они никогда не станут своими.

Крайнее выражение западного лицемерия – протестантизм. «Кто богат, тот спасётся. Кто беден – в ад.» Дикость! Но для западного сознания – уже обыденность и даже банальность. Как такое может быть?

Каин, Вавилон, гордыня – духовный уровень русофобии почти всецело определяет мышление и чувствование западного человека. (И наших западников тоже.) Геополитический уровень диктует выгоду, а значит и веру в праведность русофобии: развитие России создаёт геополитическую конкуренцию для Запада, и напротив, завладеть огромными богатствами и территорией России – тайная мечта каждого европейца, многие поколения которых привыкли жить за счёт колоний. Культурная русофобия рисует образ русского как вечного неудачника, недочеловека, недоевропейца, мрачного, несчастного и забитого, вечного раба, но который упорно, тем не менее, в силу своей закостенелой русской природы поддерживает этот неизменно тоталитарный, агрессивный и бесчеловечный режим правления Россией – непреходящую экзистенциальную угрозу для всего мира.

В результате от христианства на Западе почти ничего не осталось. Материализм, вера в прогресс, лицемерие, каинское «окамененное нечувствие», оккультизм, магия, онтологическая невосприимчивость к божественному Свету, кокон безумия разума-тьмы, ослепление гордыней, которая всемерно воспитывается с самого детства, истеричность, страх, неуверенность, глубочайшее невежество, абсолютное господство дискурса и гламура, разорванное клиповое сознание, загнанное в одномерную дурную бесконечность натурального ряда чисел…

«Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие.

Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны,

непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра,

предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы,

имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся.

К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями,

всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины.

Как Ианний и Иамврий противились Моисею, так и сии противятся истине, люди, развращенные умом, невежды в вере.

Но они не много успеют; ибо их безумие обнаружится перед всеми, как и с теми случилось.»

2Тим. 3, 1-9.

Отсрочить эти «последние времена тяжкие» может только Россия. Если изживёт, наконец, русофобию в себе самой. «Святая Русь – это священный долг России перед человечеством», – пишет известный болгарский церковный публицист Георгий Тодоров. Ибо: «Трудящийся без цели нищенствует во всём». Св. Преп. Иоанн Дамаскин.

Святые царственные священномученики, Николай, Александра, Алексей, Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, священомученицы Елизавета и Варвара, все новомученики российские и все святые, в земле российской просиявшие, молите Бога о нас, о Церкви нашей православной, о стране нашей российской, о народе нашем, властях и воинстве его, да помилует Господь Бог нас, да благословит и вновь сделает достоянием Своим!